ОЛЬВИЯ-ПРЕСС

 

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА БУДУТ СОБЛЮДЕНЫ, КОГДА ПОДХОД БУДЕТ ЧЕЛОВЕЧНЫМ

 

Экономические трудности в Приднестровской Молдавской Республике, ещё более усугубившиеся с началом глобального финансового кризиса, как считают специалисты, самым негативным образом сказываются на институте семьи. Низкий уровень жизни, тяжелые бытовые условия у многих начисто отбивают охоту «улучшать в стране демографию». Но это ещё полбеды. Гораздо хуже, когда к рождению ребенка походят безответственно – мол, «кто-то нам поможет», а на деле разлетевшиеся под ударом всесильного быта «совет да любовь» осколками застревают в детской судьбе. Такова, как говорят, проза жизни. И вот уже сотрудники столичного ЗАГСа свидетельствуют – в 2009 году количество браков практически соответствуют числу разводов.

            Брошенные или воспитывающиеся только одним из супругов дети, подростки, передоверенные на воспитание бабушкам, дедушкам или дальним родственникам (так называемое «социальное сиротство») – всё это, или почти всё, следствие социальной неустроенности. Но беды подрастающего поколения приднестровцев, порой, не оканчиваются одной только «предысторией» становления личности. Те дети, которые окончили учебу и вышли за ворота школы-интерната, вновь обращаются за помощью к государству – нужно продолжать обучение, устраиваться на работу, где-то жить… Понятно, что в условиях сложной политико-экономической ситуации, в которой, едва ли не с момента создания оказалась республика, решить удается далеко не все вопросы. Впрочем, как полагают приднестровские правозащитники, значительная доля «объективных» трудностей имеет вполне «субъективную», земную природу.

В аппарате Уполномоченного по правам человека в ПМР считают, что, во многом сложности связаны c недостаточной инициативностью соответствующих должностных лиц. Ведь вместо того, чтобы задействовать все доступные ресурсы, отдельные из них предпочитают «формально относиться к требованиям закона», затягивают процесс делопроизводства, занимаются всевозможными отписками, перекладывая «с больной головы на здоровую».

О том, с какими вопросами из категории «семейной проблематики» сталкиваются приднестровские правозащитники, корреспонденту ИА «Ольвия-пресс» рассказала представитель Уполномоченного по правам детей и молодежи Алена Березова.

По словам специалиста аппарата Уполномоченного, количество обращений в этой сфере по сравнению с прошлым годом существенно возросло. Несколько изменился и характер обращений. Так, в минувшем году главной «подростковой» темой для сотрудников аппарата стало незаконное использование труда несовершеннолетних. Таких прецедентов было сразу несколько. Неизменно игнорируя требования законодательства, «работодатель» (кстати, в лице достаточно влиятельных фирм) не только использовал детский труд, но и во всех случаях пытался уклониться от выплаты обещанной заработной платы. В результате обманутым подросткам, которые, что называется, собственным трудом попытались заработать копейку во время каникул, пришлось в суде доказывать свою правоту.

Немало приходится правозащитникам возиться и с уклонистами от выплаты алиментов. Как пояснила Алена Березова, у некоторых представителей сильного пола, видимо, считается доблестью держать впроголодь собственных детей, под надуманными предлогами воздерживаясь от законной ответственности. К чему здесь только не прибегает «мужская» смекалка. Весьма распространен, к примеру, сценарий, когда бывший муж предоставляет справку о том, что он нигде не работает. Нет заработка – нет алиментов. Но при этом реальный уровень дохода может быть достаточно высок. Если этот факт с помощью свидетелей супруге всё же удастся доказать, «военная хитрость» будет напрасной.

Говоря о роли во всех этих историях аппарата Уполномоченного, напомним, что на самом деле его сотрудники сами никого к ответственности не привлекают. Приднестровский омбудсмен Василий Калько уже не раз подчеркивал, что специалисты аппарата лишь контролируют действия соответствующих инстанций, определяя степень их адекватности существующим законодательным актам. Если же нерадивый чиновник, несмотря на замечания, отказывается соблюдать требования законодательства ПМР, омбудсмен прибегает к помощи вышестоящего руководства, вплоть до главы государства.

В настоящий момент, наибольшее количество обращений к представителю Уполномоченного по защите прав детей и молодежи связано с трудностями бытового характера. Главным образом, это жилищные проблемы. Но поступает немало заявлений по вопросам оформления прописки, всевозможных пособий, предоставления льгот.

Что касается обеспечения жилплощадью, всё будто бы понятно. Государственного жилья не строится, общежитий не хватает, во многих зданиях уже давно не проводился капитальный ремонт. Но и тут, в конце концов, удается сдвинуть камень с мертвой точки. Собираются специальные комиссии, рассматриваются жилищные условия претендента из социально незащищенной категории. В самых тяжелых случаях изыскиваются средства для предоставления государственной жилплощади – квартиры, комнаты в общежитии.

По словам руководителя ЗАО «Стройтрест» Николая Гнедина, определенный процент из общего количества построенного частником жилья, отводится Госадминистрацией для наиболее нуждающихся граждан. Понятно, что количество последних многократно превышает ресурсы не только бюджета, но и частного жилого фонда.

И всё же есть просто шокирующие факты, игнорировать которые нельзя. Такова, к примеру, история матери из Тирасполя, воспитывающей девятерых детей (не так давно она тоже обратилась к приднестровскому омбудсмену). Живет вся семья в 2-х-комнатном частном доме родственника. Муж исправно выплачивает алименты, но их суммы вряд ли хватило бы даже на содержание одного ребенка. Никаких удобств в помещении нет. Детям даже негде сделать уроки, проблемным является и соблюдение элементарных гигиенических норм. На всякий случай (для скептиков!) заметим, что родительница ведет добропорядочный образ жизни, делает всё, чтобы прокормить большую семью, но… Разве это под силу одной женщине?

            Сталкиваются правозащитники, конечно, и с ситуациями попроще, когда родственники просят помочь сделать ремонт дома, в котором живет многодетная семья. Во всяком случае, средств на это требуется меньше, было бы желание помочь со стороны соответствующих властных структур, представителей местной власти.

            Но тут-то и выясняется, что далеко не все функционеры такое желание имеют. Некоторые подолгу куда-то отправляют (в смысле инстанций), а иные, по словам Алены Березовой, и вовсе предпочитают прибегнуть к известной формуле – «рожать не надо было!». Понять и принять этой житейской мудрости сотрудник аппарата Уполномоченного не может. Речь должна идти по факту – ребенок уже родился и значит, дело в первую очередь касается соблюдения его прав. В «тактических» ошибках родителей, если они и были, он неповинен. Наконец, если поддержка многодетным семьям не предоставляется, выходит, никакой необходимости в них нет. К чему тогда бесконечные разговоры об улучшении демографической ситуации, о «традиционных ценностях»?

Именно поэтому в аппарате Уполномоченного по правам человека весьма осторожно относятся к проведению шумных «семейных» акций. Да, пропагандировать всё, что может привнести в общество элемент стабильности, необходимо. Институт семьи здесь, наверное, главный элемент.

Но какими глазами на все многообещающие лозунги без логического «материального» продолжения должны смотреть те, кто «традиционные ценности» уже принял? Думается, что эти люди ждут от государства конкретных шагов в направлении заявленных приоритетов.

 

Николай Феч